СЕГОДНЯ
14.10.2019
МЕСТНОЕ ВРЕМЯ: 07:08
Информационный портал Барнаула и Алтайского края
      Барнаул. Новости | Календарь событий Барнаула и Алтайского края
РАЗДЕЛЫ    БАРНАУЛ. НОВОСТИ
 
Запрещено для детей

Запрещено для детей


НОВОСТИ:

Городские новости

Календарь событий

Есть мнение

Фоторепортажи

Персоны

Аллея звезд

Памятные даты, праздники

Благотворительность



РАЗВЛЕЧЕНИЯ И ОТДЫХ:

Афиша Барнаула

Конкурсы

Заведения Барнаула

Новости культуры, развлечений и спорта

Фотоотчеты

MP3

Шоппинг в Барнауле

Акции, скидки, новинки

Еда

Музыка

Развлечения

Спорт

Культура и искусство

Отдых с детьми

Красота и здоровье

Туризм и отдых

АРТ-Барнаул - художники, фотографы, выставки

Гороскоп на неделю

Организация праздников, торжеств



БИЗНЕС:

Деловой справочник Барнаула

Новости компаний

Поиск компаний Барнаула



СПРАВКА:

Все о Барнауле и Алтайском крае

Каталог сайтов

Доставка на дом, в офис в Барнауле

Куда отдать детей в Барнауле?

Погода в Барнауле

Фото Барнаула и Алтайского края

Барнаул - гостям города

Гостиницы Барнаула

Образование в Барнауле

Транспорт

Телефонный справочник

Телефонные коды Алтайского края

Карты Барнаула и Алтайского края

Сервисы



О ПРОЕКТЕ:

О проекте

Контакты

Реклама на портале

Партнеры

Наши баннеры



ПОДПИСКА НА РАССЫЛКУ
Рассылки Subscribe.Ru
Ежедневные новости Барнаула и Алтайского края





Календарь праздников

17 августа 2019 | дни рождения известных людей Барнаула, Алтая (исторические) , деятели культуры, художники, архитекторы, актеры, писатели, журналисты

День рождения: Озолин В.Я., поэт


Вильям Янович Озолин (1931-1997)

Вильям Озолин на Дне поэзии НЭТИ, Новосибирск, 1977 г.

Вильям Озолин на Дне поэзии НЭТИ, Новосибирск, 1977 г.

С именем Вильяма Озолина связано представление о мужестве, великодушии, бескорыстии. Таковы его стихи, таков был он сам. Недаром его учитель Илья Сельвинский сказал о своем ученике:

"Я не могу отделить стихи Вильяма Озолина от его личности".
И, начав цитировать Илью Львовича, нельзя не продолжить:
"Был он студентом Литературного института имени Горького. Работал в моем семинаре, который проходил у меня на даче в подмосковном лесу. В тот год в скворечнике против окон кабинета жили краешке бельчата, в районе дома Довженко наблюдали рысь, а к детской библиотеке К. Чуковского приходили лоси и стучали ногами в дверь, очевидно, требуя "Маугли" Киплинга. Именно в этом году я увидел тихоокеанские глаза Озолина. Это была стихия сродни белкам, рысям и лосям..."

Но это происходило в Литинституте, а до семинара И. Сельвинского и еще раньше другого большого поэта Сергея Городецкого, Озолину пришлось немало перевидать и испытать. Он происходил из семьи замечательных омских интеллигентов. Отец - Ян Озолин был известным в тридцатых годах поэтом, дед -- командир дивизии латышских стрелков, а позже директор Омской совпартшколы. И отец, а дед, и даже бабушка репрессированы в 1937 году и вскоре расстреляны. Вильяму в то время было шесть лет, он родился 17 августа 1931 года. Нелегкими оказались детство и юность сына "врага народа". Он принимает эстафету отца - участника освоения Арктики: плавает матросом в низовьях Оби, работает журналистом на Ямале. Яркий поэтический талант приводит его в Литинститут, а в 1966 году он становится членом Союза писателей СССР. В том же году вышел первый сборник его стихов "Окна на Север".

С 1980 года Вильям Янович жил в Барнауле. В Сибири, да не только в Сибири, любители поэзии знают стихи из его книг "Песня для матросской гитары", "Чайки над городом", "Возвращение с Севера", "Воспоминания о себе", "Год быка". В последние годы Вильям Озолин много работал над прозой. Вышли его книги Черные утки, Крюкова Север знает, в периодической печати, в том числе в "Новом мире", появились его рассказы.

Писатель умер в 1997 году.

После смерти писателя в журнале "Встреча" опубликованы его дневники, продолжающие и углубляющие главную тему творчества Озолина: каким ты, человек, живешь на земле, какую цену платишь за мужество, бескорыстие, честность.

 

Читайте некоторые из произведений Вильяма Озолина на портале в разделе "Барнаул литературный"

 

 


Статья "Вильям ОЗОЛИН: "Я – СИБИРЯК, И ЭТИМ ВСЁ СКАЗАНО"

«Алтайская правда», 18 декабря 1993 г.
(в сокращении).

- Вильям Янович, я знаю, что вы родились в Омске – там учились, там началась ваша литературная жизнь. Это правда, что вы – первый омич, поступивший в Литературный институт имени Горького?

- О, это было в 1953 году!.. Я в матросской робе Рижского мореходного училища возвращался домой – в Омск. Была холодная осень, в Москве шёл дождь.

Промокший и озябший, я заскочил погреться в какое-то здание на Тверском бульваре. Оказалось, что это Литературный институт! Трое каких-то парней позвали меня в буфет, согрели чем положено. Познакомились: Роберт Рождественский,
Владимир Морозов и Николай Старшинов!.. Когда я им сказал, что пописываю стихи, они повели меня на второй этаж – на семинар, который вёл Сергей Смирнов… С этого всё и началось.

- А потом вы у кого учились в институте?

- Заведовал кафедрой литературного мастерства в то время моряк Леонид Соболев. Он посчитал возможным зачислить человека в тельняшке в институт без экзаменов – условно, на заочное отделение! И определил меня в семинар к Сергею Городецкому – тому самому, который был близко знаком с Александром Блоком, с Николаем Гумилёвым основал поэтическое течение акмеистов, был старшим другом Сергея Есенина. Не слабо?

- Да, круто! Расскажите о Городецком.

- Мало кто знает, что Сергей Есенин после гражданской войны держал литературное кафе и лавку, основал знаменитый «Брюсовский фонд» - для помощи писателям, пострадавшим от революции. Деньги от этого фонда выручались от продажи брюсовской библиотеки. Городецкий тоже получил из этого фонда какую-то сумму с условием, что, когда разбогатеет, то отдаст её другому нуждающемуся литератору…

Однажды и мне довелось стать участником этого фонда. Тогда я работал на Сахалине и прилетел на зимнюю сессию. Одет я был неважнецки, а мороз в Москве трещал по-сибирски. Я простудился и с воспалением лёгких бедствовал в одной
из пустых аудиторий. Институт опустел на время зимних каникул. Не знаю уж каким чудом, но на кафедру творчества заглянул Городецкий. Увидев меня в плачевном состоянии, он отозвал меня в сторону и заставил взять у него деньги!

Тогда-то он и рассказал мне о «Брюсовском фонде» и о том, как Есенин выручил его подобным образом. «Мне денег отдавать не нужно. Вернёшь тому, кто окажется в твоём положении», - сказал Сергей Митрофанович…

Деньги я потом вернул одному московскому поэту, который добрался до Сахалина, а на обратную дорогу денег у него не хватило. Теперь это известная личность… Надеюсь, он тоже вернул свой долг…

- Вильям Янович, вы ведь учились и у Ильи Сельвинского?
- Да. К концу пятидесятых годов Сергей Митрофанович стал часто болеть, и нас расформировали по другим семинарам. Я попал к Сельвинскому. Поначалу он встретил меня очень сурово. Впрочем, всё же довёл до диплома, а впоследствии рекомендовал меня в Союз писателей. Но это ещё одна «эпоха»…

- А Леонид Мартынов?..
- Леонид Николаевич Мартынов был другом моего отца – поэта Яна Озолина. Это Омск, тридцатые годы… В 37-м моего отца арестовали и через два месяца, после допросов и пыток, расстреляли – «за контрреволюционную агитацию и создание молодёжной террористической организации с целью свержения Советской власти». Было ему тогда 27 лет… А лживый донос на него написала одна журналистка…

В очерке об отце Мартынов писал: «В декабре 37-го Ян Озолин исчез вместе с отцом и матерью. Позднее я узнал, что они были расстреляны»… Так была уничтожена под корень вся моя латышская родословная!.. С Леонидом Николаевичем
я много раз встречался в Москве.

…Жизнь сводила меня со многими прекрасными людьми. Сейчас, к сожалению, в моей записной книжке всё больше чёрных крестиков. Прямо-таки «морской бой» идёт – снаряды ложатся всё ближе и ближе…

- Как вам сейчас работается?
- Пишу. Издаваться не тороплюсь. Меня не деньги интересуют, а слава. Да-да, мне нужна слава! Но не шумная и не скандальная. Я хочу, чтобы обо мне говорили, что я – настоящий мастер. Вот я и не тороплюсь издаваться.

Никто не знает, сколько раз я переписываю свои вещи. Иной раз по месяцу над одной-то всего страничкой мучаюсь. Таланта, наверное, маловато – вот трудом и беру. Деньги, конечно, штука хорошая, но мне честь дороже. Иные борзописцы наши хотят иметь и то, и другое, а это невозможно: за деньги тебя обяза-
тельно заставят продать что-то святое. Для настоящего художника – это смерть.

У меня сейчас в столе лежит готовая повесть «Король Лир, Принц Гамлет и Печник Зверев» - трагическая вещь. С Шекспиром решил потягаться. Местные журналы просят её, деньги хорошие предлагают, один столичный журнал не прочь её опубликовать… А я её, скорее всего, в «Сибирские огни» отдам или в «Дальний
Восток», и всё по той же причине: журналы-то эти всесибирские, а стало быть, и в Иркутске, и в Томске, и в Омске, и в Хабаровске друзья мои повесть прочтут и скажут: «А! Озолин-то! Надо же! Жив ещё, значит! Ты гляди, жив, курилка! И,
гляди-ка ты, вещь какую отгрохал!..»… Я же ради этого только и пишу. И живу ради друзей! И друзья мои такие же.

- Вильям Янович, что скажете о литературной жизни Барнаула?

- Трудно сейчас писателям. Развалился СССР, распался и Союз писателей СССР. Москва давно уже никаких нам циркуляров не шлёт. (Смеётся. – В. Т.)

Они там за грудки схватились!..
В Барнауле есть и писательская организация, и Дом писателя, и нас тридцать гавриков без издательства, а стало быть, и без средств к существованию. Стали спасаться кто как может. Кое-кто в коммерцию пробовал соваться, но там нравы не по нашим интеллигентским носам. Один кукольный театр затеял, да тоже, видать, куклы без зарплаты не очень-то поют-играют. Кто-то на огороде до сих пор урожай докапывает…

Я краснодеревным делом занялся, рамы деревянные мастерю на все вкусы, подсвечники медные кую… А рядом с верстаком у меня пишущая машинка стоит: рамочку строгаю, а сам, не торопясь, строчку обдумываю. Как только мысль офор-
мится, я – скок к машинке и записал…

Над новой вещью сейчас работаю, назвал её «Записки потерпевшего». Это про то, как я от соцреализма муки принял.
Пишут, знаю, и другие наши писатели. Но в основном идёт борьба за выживание. А надо не только себя, но и организацию, Дом писателя спасать!..
Даст Бог, не погибнет наша – старейшая в Сибири! – писательская организация…

- Я совсем забыл спросить вас о текущем моменте…

- Ну и спроси напрямую: за кого я – за Ельцина или за… ? А ни за кого!

- Вы анархист?

- Нет. Я за коллективное, многопартийное руководство страной. Но… это разговор длинный, тут без бутылки с рюмочкой не разберёшься!..

- Вильям Янович, а вы в партии состояли?

- Валерий! Да кто бы меня туда принял?! Меня в юности и в комсомол-то не приняли – как «сына врага народа»!.. А потом… У меня и с выпивкой всегда были прекрасные отношения, и женат я был счастливо несколько раз! Так что, сам понимаешь…
Вообще-то коммунисты поодиночке очень даже неплохие мужики – и выпить не дураки, и в баньку весёлой компанией могут!.. Но уж как вместе сойдутся!.. От старой партии меня Бог оградил, а в новой мне и подавно делать нечего… На том и закончим.

Беседовал Валерий ТИХОНОВ.

 

Статья "НАШ ВИЛЬЯМ"

"Литературная Россия", газета писателей России.

Архив №12. 26.03.2004


Не могу сказать, что была хорошо знакома с поэтом Вильямом Озолиным. Виделись дважды: на Мартыновских чтениях в Омске в 1995-м и на Совещании молодых писателей в Ярославле в 1996-м. И всё. Но в память встречи с этим человеком врезались крепко...

Вильям Янович производил сильное впечатление: обветренное лицо старого моряка, яркая седина, пронзительные голубые глаза. И - бьющая через край энергия, которой и молодые позавидовали бы. Кто мог знать, что жить этому незаурядному человеку осталось совсем немного...

Казалось бы - кому сейчас до стихов... тем более что автор уже умер... и богатых друзей не имел? Но нет - в Сибири помнят Вильяма Озолина. Его книга вышла в красноярской серии «Поэты свинцового века». И вот - новая радость для ценителей поэзии, на этот раз - прозаическая книга Александра Лейфера «Мой Вильям».

Вопрос о том, хорошим ли поэтом был Вильям Озолин, в общем-то, не стоит: конечно, хорошим. И книга о поэте - это не литературная критика, а именно что проза, документальная, впрочем, вперемежку с письмами, стихами и фотографиями. Автор рассказывает о жизненном и творческом пути своего друга.

Вильям был сыном омского поэта Яна Озолина, друга Леонида Мартынова, ре­прессированного в 27 лет, и художницы Деборы Хуторанской. Как говорится, семь кровей... Но стихи Вильяма Озолина - это настоящая русская поэзия. Как и всякий талантливый поэт, он был сложной личностью и имел сложную судьбу. Похоже, безоблачное существование не на пользу таланту. Вильям Янович работал художником в мед­институте - рисовал кишки и печёнки, геологом, плавал на речных и морских судах, учился заочно в Литинституте в семинаре Ильи Сельвинского. Писал стихи и прозу, играл на гитаре, освоил художественную ковку, занимался изобретательством. Книга не оставляет сомнений, что хотя в жизни поэта было много тяжёлых испытаний, но много и радостей: творчество, путешествия, настоящие друзья, большая любовь, увенчавшаяся на редкость прочным браком, популярность у читателей.

Однако речь здесь не только о самом Озолине, но и о его друзьях - сибирских поэтах и художниках, а также о его недругах, без которых ну ни один талант прожить жизнь не может. Вильям Янович был человеком чести, требовательным к себе и к другим. Кое-кому это ужасно не нравилось. Однажды он отказался написать по требованию одного гэбэшника донос на друга - талантливого художника Николая Третьякова. Да ещё и шум поднял, разоблачив эту позорную акцию, в результате чего на некоторое время стал непечатаемым. «О Вильяме до сих пор спорят те, кто вполне хорошо к нему относился и относится. Не так давно такой спор даже нашёл отражение в печати. Один из авторов, говоря об омских «шестидесятниках», причислил Озолина к диссидентам. Другой заявил, что такое утверждение ошибочно и что вообще - Вильяма из Омска никто не гнал.

Тут трудно судить однозначно. Диссидентом, то есть человеком, активно выступавшим против существовавшего режима, Озолин, конечно, не был... Но ждать от сына ни за что ни про что расстрелянного человека особой любви и преданности власти тоже не приходилось, конкретные представители этой власти вполне данный факт осознавали, и отношение омского начальства к Вильяму было хоть и не откровенно враждебным, но прохладным и насторожённым».

Да, Вильям Озолин был человеком вполне определённых взглядов, скрывать их не собирался. А из песни слова не выкинешь. «Сегодня в Барнауле творческий вечер Андрея Вознесенского. Для такого города, как Барнаул, это должно стать событием. А афиш в городе, даже в центре, - нет! Литераторы местные нос закривили, «чё нам Вознесенской?!». У нас, де, в Барнеаполе, и не такие поэты есть, и то... Даже в Союз, кажется, не пытались его затащить. Эх-хе-хе! Игоря бы им Ляпина, Егорку Исаева (ха-ха! - Е.М.), из Памяти бы кого... Тут бы они зашуршали по-за печкам!..» (из письма Озолина Лейферу).

Когда-то я целиком и полностью разделяла взгляды Озолина, одного из активистов СРП, теперь кое в чём они мне кажутся наивными. Хотя не согласиться с ним и Лейфером в оценке пресловутого «письма 74-х» я не могу. Лейферу, отрицательно отозвавшемуся об этом документе, было в 1990 году отказано в приёме в Союз писателей, а Михаил Малиновский и Эдмунд Шик в знак протеста вышли из Омской писательской организации.

«Досталось полной мерой и нашему земляку Василию Шукшину. И, что самое позорное, громили его здесь, на родине. По указанию из крайкома для него были закрыты печать, радио и телевидение. Те же искусствоведы от компартии, только рангом пониже московских, давились изжогой от шукшинских чудиков, искажавших, по их мнению, радостную картину советской деревни. Это уже потом, после того, как шукшинскоими рассказами зачитывалась вся страна, когда «Калина красная» и «Печки-лавочки» составили золотой фонд нашего кино, стали они проливать на Пикете (гора в Сростках, на родине Шукшина. - Е.М.) фальшивые слёзы по безвременно ушедшему таланту. Между прочим, никто из местных шукшинистов и словом не обмолвился о том, почему, приезжая в Сростки, Василий Макарович старался незамеченным проскользнуть через Барнаул, и, кстати, в местной писательской организации ни разу не бывал» (из письма Вильяма Озолина).

Да, Шукшина не тянуло в Барнаул, как и не скучали по Омску Леонид Мартынов и Сергей Залыгин. Но не хочу вновь поминать тех графоманов, которые сначала травили своих одарённых соотечественников, а когда злоба дня переменилась, записались в их лучшие друзья и благодетели. Вильям Озолин по Омску скучал, приезжал часто, помогал молодёжи и хотел вернуться. Не успел.

А некоторые мысли поэта сейчас особенно актуальны, кое-что из предвиденного им воплощается в жизнь. «Я ведь вообще за возвращение к старой областной форме - Писательской Артели, без чёткого членства. Приходишь на собрания, принимаешь участие в жизни Артели - можно говорить о тебе как о кандидате в Правление. Перестал работать - изволь уступить место более активному. Литобъединение Омска при Омской правде, при издательстве - проверенная форма. Все мы вышли в литературу оттуда...» «Не лезь, Саша, в споры с «бондаревцами». В конце-то концов теперь народ пойдёт за теми книгами, которые написаны талантливо, а говорить любую чушь ныне не запретишь, что и хорошо, с одной стороны, и плохо, т. к. негодяи чувствуют себя безнаказанными».

Книга Александра Лейфера вышла в конце 2003 года в омском издательском доме «Наука». Думаю, она заинтересует не только историков литературы да сибирских краеведов. Ведь вместо набившей оскомину «клубнички» из жизни знаменитостей нам (наконец-то!) предложили рассказ о человеке и поэте, прожившем достойную жизнь, который радовался, страдал, боролся, за­блуждался, искал истину. Но при этом всегда был вместе со своим народом, не прячась в «башенке из слоновой кости». Не предлагаю современным молодым поэтам «делать жизнь» с Озолина - уж больно иные сейчас времена, но почитать о человеке, который не гнулся и не ломался под ударами судьбы и всегда мог найти какую-то отраду, - право же, стоит.

Елена МУРАШОВА









Всего памятных дат,
праздников:   
3092



На три дня вперед

На неделю вперед



17 августа 2019 года:

Катаманов С.Г., депутат КСНД, директор ФГУП племенной завод «Степной»

Именины: Андрей, Денис, Дмитрий, Иван, Константин, Кузьма, Максимилиан, Михаил, Дарья, Евдокия, Ирина, Ия

День образования "Алтайгражданпроекта" (1939 г.)

17 августа. События и даты

День Хосе Мартина (Аргентина)

День независимости Индонезии

День независимости Габона

День воccоединения словенцев Прекмурья с материнским народом

Гуляев С.И. вступил в должность советника 5-го отдела по делам частных золотых приисков (1859 г.)

В летнем театре горпарка проходят вечера оперетты солистов Свердловского государственного театра музыкальной комедии (1951 г.)


Добавьте свой праздник:

У вас есть дополнительная информация об этом празднике? Хотите сообщить о празднике, которого нет в нашем календаре?

Заголовок:
Подробный текст:
Ваше имя:
Компания:
Должность:
E-mail :
Контакты для связи с вами :



Введите код:




 

Copyright © 2004–2019. Информационный портал Барнаула и Алтайского края.


Редакция портала: Информационное агентство «Аверс» моб. тел.: 8-905-987-0583, электронная почта: [email protected]
По вопросам размещения рекламы и техническим вопросам: эл. почта: [email protected]

Все права защищены. Использование материалов сайта разрешено только со ссылкой на сайт.
Новости, пресс-релизы или сообщения о событиях в Вашей компании мы опубликуем со ссылкой на источник СОВЕРШЕННО БЕСПЛАТНО!

Разработка, поддержка и продвижение сайта:
студия коммерческого дизайна «COMdesign»


Наш партнер и хостинг-провайдер: Компания «Интелби»

Ссылки
    
Rambler's Top100